Наши костюмы

Select album to play

 

И.В.Королёва, Париж, Франция

ПРОБЛЕМЫ ДОСТОВЕРНОСТИ И СТИЛИЗАЦИИ ПРИ СОЗДАНИИ

АНСАМБЛЯ РУССКИХ НАРОДНЫХ КОСТЮМОВ ВО ФРАНЦИИ

(на примере творчества коллектива «ЛАДО– Русская Полифония»)

«ЛАДО Русская Полифония» («LADO – Polyphonie Russe») – один из немногочисленных в Западной Европе коллективов, исполняющих и пропагандирующих русскую традиционную музыку в ее аутентичном, «не-туристическом» варианте. С 2010 г. мне были поручены надзор и реставрация костюмов этого коллектива. Поскольку «Ладо» нередко выступает с концертами, перед нами встала задача создания визуального образа, который бы сочетался с выбранным стилем исполнения. Специфика этой задачи в том, что в условиях зарубежья важным представляется, с одной стороны, тщательность и правдивость в воспроизведении как музыкального, так и визуального аспектов традиционного народного искусства, а с другой стороны – создание многостороннего, синтетического образа, который дал бы иностранному зрителю возможность оценить все разнообразие народных традиций.

История создания ансамбля ЛАДО

Изначально ансамбль ЛАДО создавался при славянском факультете университета Париж 4 – Сорбонна в 2002 году с целью предоставить возможность студентам, интересующимся русской культурой, увидеть необычные и «нестандартные» ее грани. При создании ЛАДО Ольга Величкина исходила из констатации того факта, что знание о русском фольклоре во Франции ограничено репертуаром хора Красной Армии и «Калинкой», а также теми современными ансамблями, которые работают в этой стилистической зоне. Поскольку О. Величкина, как этномузыкант, была категорически не согласна с таким представлением, задача была донести другое, по крайней мере до тех, которые в силу своих интересов могли оказаться восприимчивыми к ломке устоявшихся стереотипов. Главное отличие ЛАДО от коллективов типа «фольклор на экспорт» состоит в том, что ЛАДО преследует прежде всего не концертные, а педагогические цели и стремится исполнять фольклор на базе глубокого знания и проникновения в механизмы аутентичной традиции. Концертная деятельность является результатом, а не причиной существования ансамбля. Можно сказать, что по стилистике исполнения ЛАДО во французском контексте более вписывается в направление «мировой музыки», чем в «фольклор» и особенно не имеет свойственных сценическим фольклорным коллективам ставок на репрезентацию национальной идентичности.

Ансамбль очень скоро из университетского превратился в меж-университетский (пришли студенты славянских факультетов других вузов), а потом и просто объединил людей самых разных специальностей и поколений, которые хотели реализовать свой творческий потенциал, углубляясь в традиционную манеру исполнения.

В составе ЛАДО на сегодняшний день 14 участников, это люди самых разных национальностей – русские, украинцы, французы, мадагаскарцы, итальянец, англичанин… Всех их объединяет любовь к русской культуре, музыке и языку. В их числе есть и люди, не говорящие на русском или украинском и интересующиеся в первую очередь музыкой. Такие участники немногочисленны и им очень трудно быстро продвигаться вперед в общем темпе (поскольку русский язык особенно труден для фонетического освоения иностранцами, и это играет свою роль в обучении пению), но они пользуются большой поддержкой всех остальных участников ансамбля.

Работа над музыкальным материалом строится на принципах: знание традиционного контекста исполнения песен, которые мы поем, слуховой опыт (обязательное систематическое прослушивание оригиналов, если возможно, в нескольких версиях, включая и версии, исполняемые молодежными фольклорными ансамблями, но не ограничиваясь ими), знакомство с другими песнями той же региональной традиции, внимательное изучение и осмысление текста, работа над правильным произношением (с сохранениемя диалектных черт). При этом обучение ведется устным путем, т.е. нотные расшифровки избегаются (или сохраняют второстепенное значение даже для музыкантов классического профиля). Единственный материал, используемый как «опора для памяти» на концертах – пюпитр с написанными крупно словами песен (поскольку запоминание песен на иностранном языке – долгий и трудоемкий процесс).

Основное направление работы ЛАДО – изучать русский фольклор потому, что это, прежде всего, великая музыка, заслуживающая того, чтобы её исполняли и знали, но при этом соединить уважение к традиции с возможностью личного развития и творческой реализации участников.

С 2010 г. «ЛАДО» получил юридическое оформление в виде ассоциации (неприбыльной организации) «ЛАДО Русская Полифония». Это открыло возможности для проведения серьезных международных проектов, поисков спонсорских организаций, создания сайта и пр. У ансамбля есть планы по организации поездки по России и участия в российских фестивалях на ближайшие годы (Байкал, русский Север и Кижи). В настоящее время ансамбль больше не относится к Сорбонне и занимается в здании Института Восточных Языков и Цивилизаций (INALCO) в Париже, в котором есть факультет русского языка.

Репертуар.

Основу репертуара «ЛАДО» составляют песни, танцы и инструментальная музыка, записанные в экспедициях в разных областях России (Рязанской, Смоленской, Тверской, Курской, Белгородской и других), а также Украины и Белорусского Полесья. Также мы исполняем и более известные образцы русского фольклора. Все фольклорные произведения, собранные во время экспедиций используются в их изначальном варианте, без дополнительной литературной или музыкальной обработки. Из инструментов, наряду с общеизвестными, скрипкой, балалайкой, используются уникальные, например, многоствольные флейты (кугиклы), а так же рожки, гусли, трещотки, глиняные свистульки, бубен, пастушья барабанка, реконструированный гудок.

В своих программах, снабженных комментариями, ансамбль переносит слушателей в жизнь традиционного русского села, следуя логике сезонного чередования репертуара (исполняя песни в то время года, когда они должны звучать), и сценически эффектного действия (танцы, игры, прямой контакт с публикой).

«ЛАДО» активно выступает с концертами в Париже и его окрестностях: в университетах, культурных центрах, библиотеках, на русских праздниках и на вернисажах русских художников. Выступления часто проводятся в русских православных церквях, при которых всегда есть небольшой зал без сцены, что сближает артистов со зрителями. Наши программы рассчитаны на аудиторию как детей, так и взрослых, интересующихся музыкой и культурой народов мира. Разработаны программы для выступлений в русских детских культурных центрах (фото 1. 2).

Костюмы.

В своих выступлениях ансамбль использует подлинные народные костюмы начала ХХ века, собранные в экспедициях. Это костюмы юга России – Белгородско-Воронежской зоны, приобретенные в селах Веретенниково и Хмелевое Красненского ( до 1991 года Алексеевского) района Белгородской области в 2001-2003гг., а также Курской области (Суджанский район, село Плехово и Беловский – село Белица, экспедиции 1988-1990 гг.). Есть также один костюм из северо-западной части Тверской области (село Кривцово Нелидовского района, 1985 г.), мужская рубаха Волго-Вятского региона, а также два украинских костюма из Черниговской и Ивано-Франковской областей, купленные самими участниками ансамбля в наши дни.

К сожалению, ко времени наших поездок уже не было возможности собрать комплекс костюмов в целом и для воссоздания полной картины необходима вдумчивая и кропотливая работа специалиста по Русскому костюму. Найти такого специалиста во Франции практически невозможно, поэтому, во время поездок в Россию мы используем любую возможность общения со знатоками и посещения выставок, так в этом году мы посетили в Русском Музее уникальную выставку женского костюма 18-20 веков «Во всех ты душенька нарядах хороша»(1).

Поскольку состав группы с каждым годом увеличивается, нам приходится создавать новые сценические костюмы по аналогии с аутентичными, таким образом, мы столкнулись с проблемой достоверности и стилизации при их создании, а также при при реконструкции недостающих деталей тех подлинных костюмов, которые мы имеем. Специфика работы ЛАДО проявляется также в том, что ансамбль, в силу самого своего местонахождения, а также состава участников, не может заниматься одной локальной традицией, а должен по возможности давать представление о русской и украинской крестьянской культуре в целом. Также как и репертуар, состав костюмов может на первый взгляд показаться эклектичным. Но мы считаем, что он достаточно органичен для тех условий, в которых мы живем и работаем и отвечает духу коллектива.

Понимание духовной культуры определило и подход к созданию костюмов для участников фольклорного коллектива: был сделан выбор в сторону этнографической точности. Мы решили не выходить за «географические рамки» репертуара и использовать для выступлений костюмы только тех областей, песни которых исполняем. Исключение составила мужская рубаха начала 20 века Вятской губернии изготовленная из красной домотканной пестряди в мелкую клеточку, приобретённая в Кирове в 2012 году. (фото 3). Поскольку мужской костюм в целом был единообразен по всей России, мы сочли допустимым включить её в ансамбль, ведь подлинная мужская рубаха сейчас уже большая редкость. До этого в ансамбле была только одна аутентичная мужская рубаха из Суджанского района Курской области, белая в красную клетку, с косыми клиньями, сотканная из покупной « бумаги », так называемая «торговая». Подпоясывают её узким тканым поясом из этой же местности(фото 3). В ближайшее время мы планируем дополнить обе рубахи портами из тканей, сшитых по старинным образцам.

Разнообразие форм концертной и культурно-просветительской деятельности ансамбля определяет разные требования к декоративно-художественным качествам костюмов. Прежде всего, во время выступления костюмы, относящиеся к разным региональным типам должны производить единое художественное впечатление. Кроме того, один и тот же костюм должен хорошо смотреться во время выступления на большой сцене и производить впечатление подлинного, народного наряда при непосредственном контакте зрителей с исполнителями. Необходимо также, по мере возможности, согласовывать художественное решение конкретного костюма с индивидуальными внешними данными исполнителя, а главное учитывать его возрастную категорию. Особенно это касается женских костюмов, которых у нас большинство.

Естественно мы сталкиваемся с разным пониманием и того, какие моменты определяют этнографическую достоверность костюма, и того насколько степень этой достоверности важна для конечного результата – художественной полноценности выступления. В ряде случаев очевидные с точки зрения этнографа вольности художника-костюмера создают то впечатление естественности, о котором мы говорили выше.

Перейдём к рассмотрению конкретных работ.

Девичий костюм Ржевского уезда Тверской губернии конца 19-го века был сшит в 2012 году персонально для молодой певицы, которую выбрали президентом нашей ассоциации (до этого в ЛАДО уже был один костюм из Тверской области, но стиилистичесуки он совсем другой – с клетчатым пестрядным сарафаном из экспедиции 1985 года Тверскую область, Нелидовский район (фото 3).Образец взят из книги Калмыковой (3). Этот же костюм на модели есть на сайте Сергиево-Посадского музея- заповедника.

Костюм состоит из рубахи с « воротухой » и лоскутной апликацией на рукавах и сарафана с вышивкой и аппликацией (фото 4а). Сарафан косоклинный из двух прямых и четырёх косых клиньев. Использованы современные полульняные ткани и лоскутки ивановских ситцев 60-70х годоов. Ткань для сарафана плотная, нити основы намного тоньше уточных, но по основе и утку проходят одинаковые толстые льняные нити, которые образуют рельефные клетки. Сделать вышивку в традиционной технике  » роспись » на такой ткани крайне сложно. Поначалу артистка выступала в сарафане без вышивки, но потом неожиданно возникла оригинальная идея, не выдёргивая нити, натянуть по клеточкам сновки и вышить « паучки » , повторяя цвета узора ситцевых лоскутков.(фото 4б). Головной убор- девичья повязка из современных тканей ( бархат, ацетатный шёлк, сатин). После нескольких выступлений сарафан испортили во время фуршетов, которые во Франции часто сопровождают фольклорные концерты, на груди образовалось большое пятно, обесцветившее ткань и нам пришлось реставрировать совсем новую вещь. Прямое переднее полотнище отрезали под вышивкой и перевернули « кверх ногами », пятно частично спрятали под кайму, а выше каймы добавили ещё ряд узорных лоскутков. Таким образом, сарафан стал еще более ярким и нарядным.

В этой работе удачно сочетаются образ древнерусского костюма и мотив подлинного этнографического образца. Особенно удачно он выглядит он на артистке во время танцев и хороводов, как бы оживая в движении.

В коллекции ЛАДО есть три женских костюма начала 20 века, привезенных из экспедиции в деревню Плехово Суджанского района Курской области, состоящие из косоклинных сарафанов с плиссированной спинкой, сшитых из домотканной шерсти-«волосени», окрашенной в чёрный цвет и трёх характерных для данной местности составных рубах с прямоугольным воротником « козырь». Две из них с прямыми поликами с тканым узором, из красных полос; верхняя часть –«стан»- традиционно у таких рубах делалась из льна, нижняя- «подстава» из конопляного холста- «замашки» (2), манжеты украшены оборками из красного кумача. Третья рубаха более позднего периода с цельнокроенными рукавами, присборенными у горловины, стан из двух видов покупного мадапалама, подстава из замашки. Поверх сарафана в этом комплексе обязательно надевалась «завеска»- длинный передник. который крепился высоко на груди , сзади завязывался тонкими тесёмками(2). В коллекции была только одна подлинная завеска, клетчатая, домотканная из покупной «бумаги». Головных уборов не хватало, певицы выступали в вольно повязанных современных платках. Кроме костюмов из этой же экпедиции привезены аутентичные столовые дорожки, сотканные в технике многоремизного ткачества из конопляных и хлопковых нитей. Иногда такое полотно использовалось для завесок. По просьбе руководителя ансамбля О .Величкиной, из одной дорожки была сделана завеска для её костюма. При многоремизном ткачестве нити образуют одноцветный узор, как бы наложенный на ткань и вышить такую ткань традиционными швами невозможно, поэтому узор обвели цветными нитями, в результате получится красивый и оригинальный орнамент(фото5). Конечно, это отступление от этнографического образца, но выглядит гармонично в сочетании с нарядной рубахой, полики которой украшены вставками из белого коклюшечного кружева с красной обводкой-«хварботами». Завеска отделана фабричным кружевом и старым хлопчато-бумажным полотном тёмно-розового цвета. В 20 веке в Суджанском уезде в комплексе с сарафаном носили завески без грудки, подобные, с грудкой использовали в комплексе с понёвой, однако, по мнению главного хранителя курского областного краеведческого музея Е. Л. Алфёровой, в 19 веке подобная комбинация была возможна(фото5). Головной убор-«сорока» сделан из того же розового полотна, задняя часть из бархата, по очелью пришиты тканая лента с орнаментом и тесьма двух видов, под сорокой повойник из фланели. Получилось стилизовано, головной убор не характерен для Курского региона, в Суджанском уезде бытовала сорока с двурогой кичкой, обшитой позументом и золотошвейным позатыльнем, которые сейчас трудно выполнить в связи с отсутствием похожего материала. Здесь мы отошли от этнографической точности и сделали выбор в сторону единой цветовой гаммы, но со временем мы попробуем воссоздать именно тот головной убор, который соответствует этому комплексу, и конечно же, правильный выбор платка всегда поможет созданию гармоничного визуального образа.

С вышеописанным костюмом надевают нарядный сарафан, богато украшенный по верху и по низу широким позументом, бархатом и золотым шнуром (фото5б). Два других сарафана, напротив, будничные, скромно декорированы поверху полосами бархата и шнуром-перевивкой.

Распределение аутентичных костюмов между артистами происходит по принципу: кому какой размер подойдёт, таким образом, один будничный сарафан достался самой молодой певице, она надевает его с рубахой, и с подлинными завеской и широким поясом из шёлковой тафты в клетку с бахромой. Мы сделали для неё девичью повязку Курской губернии по аналогии с приведенной в литературе (4). Акриловая и вискозная ленты нашиты на холст. на висках шерстяные кисти(фото 3).

Третий плиссированный сарафан из черной шерсти нуждался в реставрации и никем не надевался долгие годы, ткань была разорвана в нескольких местах, обшивка на груди и лямках разрушилась, сейчас верх подшили старым бархатом. тонированным до сиреневого оттенка, разорванную ткань заштопали. В проекте сшить для костюма завеску фиолетового или оранжевого цвета, традиционного для этого комплекса из старого шёлка или сатина с отделкой кружевом. Аутентичный шерстяной пояс, белый в полоску, вполне подходит к этому костюму(фото6). Завершит комплекс белый полушерстяной платок середины 20 века и нагрудное украшение из перламутра, которое нетрудно найти во Франции на многочисленных «блошинных рынках»-брокантах.

Четыре неполных комплекса женских костюмов Воронежской губернии начала 20 века куплены в экспедициях 2001-2003 г.г. в селах Веретенниково и Хмелевое Красненского (ранее Алексеевского) района Белгородской области, у певиц, с которыми мы общались, их родственниц и знакомых. Обычно люди узнавали, что мы « интересуемся старинщиной » и приходили спросить, не хотим ли мы также вместе с песнями приобрести и костюмы? И, поскольку мы не торговались, то в следующий раз нас уже ждали с костюмами. Среди местных жителей были и спрос и предложение так как на свадьбе на второй день надевали « старинное », и сама невеста, и родственницы. Многие женщины говорили, что у них есть еще один (или несколько) костюмов, по числу внучек, которые они не продадут, потому что берегут им на свадьбу.

При покупке костюмов наши певицы часто выступали посредницами, мы, пришлые, покупали « излишки » (т.е., то, что местным в общем-то не было нужно) и таким образом не изымали их из контекста и не ломали существующую традицию. Это было в некотором роде оправданием такого рода действий.

В составе этих комплексов: три нарядные женские рубахи из конопляного холста, с традиционным геометрическим орнаментом, вышитым чёрными шерстяными нитями и три праздничные расшитые понёвы, а также рубаха и передник из оранжевого шёлка, которые быди приобретены в комплексе с самой нарядной понёвой. три старинных барановских платка и шерстяные пояса- «подпояски». Не хватало передников-завесок, называемых в этом регионе « хвартуками» и повойников, которые не всегда носили в деревнях, но, по нашему мнению, на сцене они необходимы, так как косы, которые можно уложить под платок есть в наши дни далеко не у всех женщин. а без них платки сидят не слишком опрятно и сбиваются во время движения.

В 2012 году был сделан повойник из современных тканей, с черным бисером по низу очелья. Так же из льняного полотна и штапеля в полоску, найденных в « бабушкиных сундуках », сделан передник с чёрной вышивкой в технике « полукрест ». По низу он отделан двумя видами тесьмы темно красного цвета и узким льняным кружевом(фото7а).

Порой нехитрый сценический костюм-образ рождается сам собой, особенно тогда, когда необходимо недостающие детали сделать срочно. Бывает, что группа едет с концертом в другой город и кому-то не хватает костюма (в ЛАДО постоянно приходят новички). Так под старинную конопляную рубаху с чёрной вышивкой с прошвами из красного сукна был сшит сарафан из тёмно-синего сукна. По мнению специалистов. такую рубаху могла носить не только молодуха, но и девушка на выданье. Передник стилизованный был сделан срочно для гастрольного концерта из старого льняного полотна и штапельной салфетки с вытканным чёрным узором,который имитирует вышивку, он дополнен полосой чёрного капронового и белого льняного кружева (фото 7б). Позже наши консультанты отметили, что передник получился старушечьим или вдовьим, для девичьей завески к нему нужно добавить поднаряд из ярких лент .

Рязанский повойник с рожками был сделан как учебная модель по описанию, данному центром  » Русские начала ». Когда его примерила артистка с костюмом, состоящим из поневы и оранжевой шёлковой рубахи с завеской , все единогласно решили, что он придаёт ещё более праздничный вид этому яркому костюму. «Рожки» закрыты платком и не сильно выдают его рязанский тип, но со временем, хотелось бы сделать и Рязанский костюм, с которым положено быть этому повойнику. Повойник сделан из ситца, валик из старой бельевой плотной ткани. На очелье нашита полоса синтетической ткани, напоминающей галун, по ней-блёстки, бисер, стеклярус. ленточки. Видимая из-под платка налобная часть соответствует по украсу повойникам, бытовавшим в Алексеевском районе Белгородчины (фото 8).

Четвёртый комплекс костюма Воронежско-Белгородской зоны состоит из наборной понёвы и коноплянной рубахи с полосами чёрной вышивки и форботами из белого коклюшечного кружева на рукавах. Пока он остаётся без завески без повойника Работа над ними предстоит в ближайшее время. Мы также планируем реконструкцию грибаток, махров и других украшений, входивших в состав данного комплекса.

Отдельно хотелось бы остановиться на поясах. В коллекции ЛАДО около десятка подлинных поясов из Курской и Белгородской областей, но музыканты не имеют представления о том как правильно они должны быть повязаны и о том, насколько тот или иной пояс соответствует конкретному костюму. Это оказалось самой трудной для нас проблемой, поскольку даже научные сотрудники музеев порой затрудняются ответить на эти вопросы. Опыт повязывания поясов лучше перенимать у знатоков в местах их бытования.

Во время подготовки статьи нам посчастливилось встретиться и проконсультироваться с ведущими специалистами по традиционному костюму: И.И.Борисовой – старшим научным сотрудником Музея Изобразительных искусств г. Орла, Е.Л. Алфёровой – главным хранителем Курского областного краеведческого музея, С. П.Толкачёвой-хранителем фондов Воронежского областного краеведческого музея, с руководителями фольклорных коллективов А. В. Кунавиной (Курск) и Г. П. Христовой (Воронеж), а также с уникальным хранителем и реставратором костюмов Воронежско-Белгородской зоны Т.А. Лопатиной. Все они проявили интерес к нашим проблемам и очень помогли нам своими советами, а кроме того, единогласно высказали замечания по способу повязывания поясов как с Курскими, так и с Воронежскими костюмами. Мы выражаем благодарность за помощь всем специалистам и будем вести работу с участниками ансамбля именно в направлении правильного, достоверного показа наряда зрителю.

Заключение.

Деятельность ассоциации «ЛАДО-Русская Полифония» способствует сохранению нашей национальной памяти, а также достойному представлению русской культуры за рубежом. Следовательно, концепция глубокого изучения и популяризации русской культуры требует от нас более профессионального отношения к проблеме понимания как исполнителем, так и зрительской аудиторией сути и души традиционного русского костюма, который оживает только на человеке и только в движении и является неотъемлемой частью презентации подлинного фольклорного искусства как на российской, так и на зарубежной сцене.

 

 
 
previous next
X